18+ | Играть ответственно | Отыгрывание согласно правилам и условиям | Рекламная статья

Если Ферстаппен сохранит мотивацию, то наверняка станет великим

Двукратный чемпион мира по автогонкам в классе «Формула-1» Эмерсон Фиттипальди рассказал Udacha.com о том, что произошло с Mercedes после стольких лет доминирования, и почему у Макса Ферстаппена больше шансов на победу в сезоне, а также объяснил, в чем преимущество спринтерских гонок.

Эмерсон Фиттипальди о Формула-1

— Сегодня очевидно, что у Red Bull есть все необходимое для победы в чемпионате. Конечно, на этом фоне я немного удивлен выступлением Mercedes. Уверен, что не меньше меня удивлен и Льюис Хэмилтон. Однако если говорить о каждом этапе в отдельности, то британец всегда в гонке, он сосредоточен и борется за победу. Чемпион никогда не должен сдаваться. Мы видим, что его подводят характеристики болида, но претензий к вождению Льюиса нет.

— Многие считают, что Хэмилтон уже стал величайшим в истории. Вы согласны?

— Сложно сказать, потому что история «Формулы-1» определяется эпохой и чемпионами, которые ей соответствуют. Нет сомнений, что Льюис чрезвычайно талантлив и является одним из величайших — в ряду с Ники Лаудой, Джеком Стюартом и Айртоном Сенной. Как бразилец, я должен выбрать Айртона, но надо уважать и других невероятных пилотов. Лишь немногие за всю историю достигли того же уровня, что Михаэль Шумахер, Сенна и Хэмилтион. В то же время некоторые из лучших, такие как Ронни Петерсон, никогда не выигрывали чемпионаты.

— Как долго Хэмилтон еще будет выступать в Формуле 1?

— Если он захочет, у него впереди еще лет десять. Он будет в хорошей форме еще долгие годы, и внутренне у него должен быть огонь, который им движет, это очень важно. Если огонь внутри него не угаснет, он сможет легко соревноваться в течение нескольких следующих лет.

— Ферстаппен сможет стать новым Хэмилтоном или Шумахером?

— С тех пор, как Макс пришел в «Формулу-1», он всегда вызывал восхищение. В этом году к таланту прибавились возможности машины. То, что он делает сейчас, очень впечатляет. У него очень большой шанс на чемпионство. Кажется, его время пришло, но для победы нужно выкладываться на 110%. С каждой гонкой и новым километром он становятся более зрелыми. В нем много страсти, он молод и силен морально, и если сможет сохранить мотивацию, то наверняка станет великим.

— Есть ли у Льюиса инструменты, чтобы выиграть восьмой титул?

— Выиграть чемпионат мира всегда очень непросто. Это связано с множеством обстоятельств, оборудованием и стабильностью. Вам необходимо, чтобы команда правильно выполняла все пит-стопы, соблюдала стратегию и была последовательной в течение всего года. Я считаю, что Макс и Red Bull ведут себя более стабильно, чем Льюис и Mercedes, поэтому у них больше шансов. В целом сезон получается крайне интересным.

— Кто-то еще может сразиться с лидерами?

— На таком уровне сложно оставаться на вершине постоянно. На мой взгляд, талант пилота есть у Валттери Боттаса. Если он сможет вернуться на прежний уровень, то составит конкуренцию. Все мы знаем, что финн умеет бросать вызов, но, возможно, на него повлияло вмешательство извне. Ситуация, при которой он находится в тени Хэмилтона, мешает ему сосредоточиться на своем пилотировании.

— Следует ли Mercedes заменить Боттаса Джордж Расселом?

— Рассел будет естественной заменой, если Боттас уйдет. Джордж уже показал свой талант. Когда он заменил Льюиса в прошлом сезоне в Бахрейне, то произвел большое впечатление. Он очень многообещающий гонщик. Понятно, что если он вдруг не понадобится Mercedes, то другие команды захотят его нанять. Но для его карьеры было бы здорово подписать контракт именно с Mercedes, а для нас – наблюдать за его борьбой с Льюисом.

— Как изменится расстановка сил среди команд в ближайшем будущем?

— Такие крупные игроки, как Ferrari и Williams, вернутся, когда у них будет хорошее финансовое положение. Там есть грамотные люди, опыт и технологии. Это просто вопрос времени. Здесь есть определенная цикличность — лишь несколько команд могут стабильно оставаться на вершине. Остальные выпадают из борьбы или перестают существовать, но потом снова восстанавливаются. С нетерпением жду новых правил. Они сделают «Ф-1» более равной и повысят конкуренцию.

— Почему вы не назвали McLaren?

— McLaren определенно крепчает. Недавно я разговаривал с главой команды Заком Брауном и поздравлял его с успешным выступлением в сезоне. Они хорошо работают и постоянно совершенствуются. Ландо Норис и Даниэль Риккардо действительно сильны. Учитывая тот факт, что я выступал за McLaren, очень приятно видеть их возвращение.

— Норрис — один из самых молодых гонщиков в «Формуле-1». Как вы оцениваете его шансы на чемпионство?

— Несомненно, Ландо производит большое впечатление. Зак сказал мне, что парень проделал большую работу. Анализировать талант гонщика очень сложно, но я думаю, что у него определенно есть чемпионские задатки. Но одного потенциала мало, ему также нужна возможность расти в хорошей команде. Для Великобритании важно, чтобы появился новый талант после ухода Хэмилтона. Там исторически были очень хорошие гонщики.

— Несколько лет назад вы считали самым совершенным пилотом «Ф-1» Фернандо Алонсо. Ваше мнение изменилось?

— Я все еще считаю, что это так. И он показывает это своим присутствием в «Формуле-1». Испанец проявил способности к пилотированию в непривычных условиях, а также адаптировался к новой команде. Требуется время, чтобы познакомиться с инженерами, аналитикой и другой информацией, а затем вновь давать результат. Сперва ему было тяжело, но теперь он становится сильнее и сильнее. Фернандо обязательно поможет команде с развитием машины. Определенно, он тоже один из величайших талантов в истории автоспорта, хотя выиграл «всего» два чемпионата.

— Что вы думаете о другом испанце — Карлосе Сайнсе-младшем?

— У него есть потенциал. С Ferrari он показывает серьезные результаты, и мне это нравится. Карлос всегда бросает вызов гонкам. Ясно, что он не просто участник соревнований, а потенциальный претендент. Посмотрим, что будет дальше.

— Что изменилось в «Формуле-1» с момента вашего выступления?

— Тогда у нас была очень сбалансированная и конкурентоспособная сетка. При этом было много аварий со смертельным исходом. За свою карьеру я потерял 35 коллег. Сегодня уровень защиты намного выше. Конечно, все еще существует высокий риск, но автомобили стали намного безопаснее, а спасательные бригады — эффективнее. Поэтому я гораздо спокойнее отношусь к тому, что мой младший сын пытается осуществить свою мечту стать гонщиком «Формулы-1».

— Техника в целом стала более модернизированной.

— Да, прежде всего, это касается перехода на бортовую электронику. Компьютеры также сильно отличаются. Сегодня гонки — это аналитика. После одной тренировки у них есть до десяти инженеров, проверяющих цифры из машины. И задача пилота несколько усложнилась — он должен быть очень быстрыми и при этом понимать статистику, чтобы прогрессировать. Автомобилями стало легче управлять, но для того, чтобы полностью использовать мощность, вы должны быть исключительным пилотом. Мне нравится эволюция вождения, но, на мой взгляд, следует исправить прижимную силу, так как она искусственная. В таком случае управлять машиной будет сложнее. Это изменит гонки, сделав их более конкурентными, и также поможет раскрыть талант гонщиков.

— Какое впечатление на вас произвели спринтерские гонки?

— Это очень интересно. Если вы хотите, чтобы за «Формулой-1» следило новое поколение зрителей, то реформы обязательны. Менталитет просмотра спорта изменился, поэтому должны измениться и мы. Таких длительных состязаний, как автоспорт, это касается в первую очередь. Сегодня они не могут удерживать на себе внимание болельщиков столь долго. Чтобы сделать гонки более захватывающими, нужна динамика. Поэтому мы определенно движемся в правильном направлении. Кроме того, у маленьких команд появилось больше шансов показать хороший результат, так что мне нравится эта идея. Это принесет фанатам азарт, а пилотам — мотивацию.

18+ | Играть ответственно | Отыгрывание согласно правилам и условиям | Рекламная статья